Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: nigredo electrum (список заголовков)
18:56 

Сон 6 - из письма.

клуб хаотиков
Changes - Bleeding Out Your Feelings Evermore

Changes -The Stranger In The Mirror (Pt.3)


Знаешь, что? Гулял только что по вечерне-ночной Костянице, забрёл в старый квартал и, в одном из заброшенных домов, нашёл дверь в Питер.
То есть, открыл дверь вроде бы в дом, а перешагнув порог, оказался входящим во двор одного из питерских домов-колодцев. До меня даже не сразу это дошло, только когда прошёл двор насквозь и вышел с другой стороны на улицу, полную МАШИН, сообразил.
Кстати, по пути успел напугать до полусмерти прохожего (понятия не имею, что он в моём лице такого увидел, а одет я был до того заурядно на беглый взгляд, что вопросов возникнуть не должно было бы). Потоптался я там, зашёл в подъезд (темень там была, хоть глаз выколи), на ощупь нашёл дверь в первую же квартиру, открыл - и оказался в пустой комнате того заброшенного дома, в котором и должен был быть. Ты знаешь, подобное даже для Костяницы - странно. По крайней мере, мне как-то не приходил в голову такой поворот событий.
Занятно, но возле этого дома, за первым же поворотом, был работающий бар "Петербург" (ты же помнишь, что в старом квартале совсем не все здания нежилые?) В него я тоже зашёл, там работает милая женщина с гримом скелета на половине лица. Уговорила меня купить у них фирменный термос (по виду похож на полностью стеклянную широкую бутылку, но куда легче и работает по типу обычного термоса - держит тепло внутри и не обжигает руки снаружи, занятная вещь). И налила туда - уму непостижимо - каркадэ.
Всегда искренне удивляюсь, когда пью там что-то, имеющее точный аналог у нас.
А в Костянице, кажется, поздняя осень - пару раз шёл снег, но редкий и быстро таял, зато ветер совсем неласковый, холодный, вынуждая застегнуть пальто. Синее, кстати.
В одном из магазинчиков в старом квартале пришлось купить налобный фонарик - ты представляешь, ночью там совсем нет освещения, как в остальной части города. Сие было для меня открытием - но зато теперь точно экипирован.
В старой же части города, ещё в начале своей прогулки, забрёл в сад (когда-то явно частный - он был за железным забором из прутьев, но замок у калитки для меня не особая помеха). Удивительно, деревья там совсем не облетели, впрочем, таких деревьев я даже в Роще ещё не видел - на стволах сине-зелёный... мох? Даже не знаю. Листья обычные. С веток фрукты свисают - что-то среднее между персиком и яблоком. А на вкус - скорее на банан с кислинкой напоминает. А сейчас пишу это и думаю, что по описанию он очень похоже на нектарин...
За садом был дом - двери снесены, окна побиты, внутри бардак. Судя по количеству столов и стойке в конце, это было что-то вроде ресторана или кафе... За стойкой - помещения кухни, но дальше них я не пошёл, там тоже всё было разгромлено.
За домом была дверь в погреб - запертая, универсальный ключ и тут помог. Внизу было довольно пыльно, но всё цело и аккуратно расставлено - много деревянных полок, банки, бутылки, мешки какие-то...
В углу стоял сундук. Замочная скважина была, но фальшивая, как бы "накладная", совсем из другого металла, чем сам сундук. Вытащил складной ножик и минут пятнадцать её отдирал - чтобы потом переместить на другое место, закрыть глаза и на ощупь вставить свой ключ-отмычку. Сработало.
Сундук был многослойным внутри - и гораздо глубже, чем могло показаться. Сверху были маленькие фиалы и скляночки - в каких-то содержимое уже успело высохнуть или испортиться, но несколько фиалов были в порядке.
Драконова кровь, кстати. Одна капля на вкус - сладко и жгуче.
На втором дне - мешочки с травами. Запах во всех почти исчез.
Третий - стопки стеклянных пластинок, завёрнутых в бумагу. Я взял одну лично себе, бледно-голубую, и ярко-алую в подарок первому встречному (которым оказалась та женщина из бара "Петербург", к слову) - фаосское стекло, редкая вещь.
Разобрать полностью третий уровень сундука не удалось - ощущение чужого присутствия мешало. Напрягало, нервировало. Обошёл весь погреб, нашёл на стене вырезанные буквы, соскрёб ножом - дурак, что раньше не сделал. По пути обратно встретил чёрный высокий силуэт - чётко проступало только лицо, острыми гранями, глаза белые совсем, с двумя точками зрачков, взгляд бешеный. Посмотрел и исчез.
С четвёртого уровня забрал пробирку с зелёной жижей (тоже кровь, кстати) и стопку писем. Письма, не читая, потом сжёг на улице - пламя от них было сине-зелёным, с искрами.
"Накладную" замочную скважину я тоже забрал с собой.
Обратно шёл мимо берега Черны - там оказалось особенно холодно, пальто на все пуговицы застегнул, зато предрассветная Черна не серая, как обычно, а переливается всеми оттенками зелёного в свете бледнеющих фонарей.
По пути зашёл в то кафе с приветливым хозяином-каннибалом (вынужденным, оттого особенно печально строгающим салаты) - попробовал что-то вроде имбирного (?) мороженого с засахаренными корочками... чего-то. Я бы сказал, что апельсина - если бы апельсины могли быть зелёными.
Когда я дошёл до дома, солнце уже окончательно встало.
...а из голубого фаосского стекла мастер через улицу сделал мне очки. Они темнели до глубокого синего на ярком свету.

@темы: Nigredo Electrum

22:14 

о несовершенстве восприятия и трактовки.

клуб хаотиков
Надо обязательно, обязательно делать записи, а потом иногда перечитывать их.
Потому что этих мелких фактов и деталей слишком много. И слишком большой промежуток времени.
Если бы я там жил постоянно, хотя бы по несколько часов в день, мне было бы легче. Я бы привык.
А так меня теперь даже не выбрасывает туда, а просто накрывает новой информацией, когда встречается что-то близкое по теме.
Я могу делать что угодно и находиться где угодно, это абсолютно не важно.
И теперь настал момент, когда при перечитывании самых первых заметок я нахожу противоречия (в каких-то мелочах) между тем, что написано и тем, что я знаю сейчас. Как так? Почему? Где ошибка?
На самом деле, ошибок нигде нет, оба варианта верные. Просто Электрум куда более пластичен и непохож на всё мне привычное. Об этом надо помнить и это надо учитывать.
Я называю табак Птицы, который она курит, шоколадным, но в этом мире шоколада нет. Просто нет, потому что какао-бобов не существует. Казалось бы, противоречие, но нет - просто ловушка моего же восприятия. Я назвал его шоколадным из-за соответствующего запаха - но там он к привычному нам шоколаду никакого отношения не имеет, хотя даже название то же. Есть название и есть запах (похожие - насколько именно велико сходство и идентично ли, я не проверял), но нет самого десерта и сырья, из которого его изготавливают у нас. Я, кстати, не понял, что под этим вообще понимают - это там такая специя, ароматизатор?
Иногда я кажусь себе сущим идиотом, слепым и глухим на одно ухо.

@темы: Nigredo Electrum

19:55 

И пусть погибнет тот, кто не с нами (с)

клуб хаотиков
Если бы в мире Электрума существовала Инквизиция, Флоке бы в неё наверняка вступила.
Только Орден мало на неё похож. Фанатики там надолго не задерживаются.

@музыка: Мюзикл "Леонардо" - Всё исцеляется огнём

@темы: Nigredo Electrum

08:26 

....

клуб хаотиков
А я уже и забыл, что Мормор - жадная до внимания тварь. Искал информацию по каннибализму и моральных запретах на него в современном обществе (каковых, как оказалось, в мире Электрума нет совершенно), незаметно текст с темы людоедства переместился на историю возникновения мифа о вендиго... дальше ход мысли ясен.
Нет, я рад любой новой информации, но упорная навязчивость, с какой любая мысль теперь крутится вокруг одной этой темы, раздражает.

Сначала хотел написать факты сюда, но какой-то внутренний дискомфорт мешает. Даже не знаю, как поступить. Закрывать теперь всю информацию о Электруме, оставляя "только для друзей" или ещё более ограниченного круга лиц? Казалось бы, логичный выход, но идея о закрытии какой-либо части моего блога от определённого круга читателей мне тоже не нравится. Закрывать подобную информацию в принципе от всех? Но тогда нет смысла её вообще сюда помещать, для этого есть специальная папка на личном компьютере. Но помещать надо (тоже некая внутренняя потребность), ибо постоянно дёргать одних и тех же людей, чтобы меня выслушали, считаю неудобным (разница в часовых поясах порой очень ощутима) и навязчивым (постоянно обсуждать одну и ту же тему, пусть и в различных аспектах, кому угодно может приесться), а вот это непонятно откуда взявшееся напряжение мешает. Теперь, пока не пойму, откуда оно и почему, и как его устранить, покоя мне не будет.

@темы: Nigredo Electrum

01:47 

обрывками.

клуб хаотиков
Я стал сам себе задавать вопросы и подробно отвечать на них. При этом привычка анализировать ситуацию, сопоставлять данные, сравнивать "сейчас" и "тогда" ничуть не мешают - я наконец-то научился не спешить к результату, не пытаться строить систему, подгоняя одно к другому, не давать определение, если оно не отражает полной сути. Пусть то, что пока не ясно, останется таковым - когда-нибудь, со временем, информации накопится достаточно, чтобы закрыть все белые пятна, а насильно закрывать их заплатами - кому это нужно и зачем?
Электрум проник и в сны - только я едва ли на утро помню, что именно там делал. Что-то искал. Кому-то что-то объяснял. Если это будет повторяться, то стоит задуматься о практике ОС, ибо не помнить прогулок по Костянице - свинство.

***

Пришло в голову, что маски в Электруме - это не символ фальши или обмана, не "второе лицо", за которым прячутся, наоборот, это отличительная черта, внутренняя суть прямо снаружи, на виду. Открытая книга - которую ты, впрочем, никогда не прочтёшь. Привычный язык символов и ассоциаций в мире Электрума не работает. Ему нужно учиться заново, с нуля, основываясь только на том, что я узнал и увидел там.
Поэтому сказать, что именно означает тот факт, что маски в виде человеческого лица встречаются среди орденцев исключительно редко, я не могу. Я не знаю - а строить догадки, основываясь на своих ассоциациях, я не хочу (ибо см. начало поста).

***

Мормор любит сладенькое, особенно пастилу и зефир, но это не его личная исключительная особенность.
Да, он может есть человеческую еду, правда, не понятно, куда это всё девается. Она ему по сути не нужна.

***

Слепые в Костянице не носят тёмных очков. Никогда.

***

Был на пирсе. Не сам, но кем-то ещё. Очень красивый вид на море.

***

Время идёт немного иначе - я впервые оказался там в конце лета, сейчас дело идёт к зиме. Едва ли в той части города, где живу я, будет снег, но босиком ходить больше точно не придётся до весны.

***

Для меня абсолютно нет никакой разницы в воспоминаниях о, например, поездке в Рим или в Липецк к сестре, и о прогулках по набережной вдоль Черны.
Делайте выводы из этой фразы сами.

@музыка: Alina Orlova – Menulis

@темы: Nigredo Electrum

00:50 

здесь должна быть сплошная нецензурная брань.

клуб хаотиков
Пытаться решить исключительно метафизическую проблему руками?
Могу, умею, практикую.

@музыка: Bless – Il Pleu

@темы: Nigredo Electrum

00:59 

белая линия

клуб хаотиков
Пауза?
Накапливаю информацию. Вообще, обычно избегаю "тематических" иллюстраций или фото, якобы подходящих под мир - это ведь кем-то снято/нарисовано, со своей задумкой, возможно, к чему-то совсем иному, зачем мне их "присваивать" таким образом? Так уже любил делать один товарищ, не к ночи помянут будет...
С другой стороны, вдохновение - дело хорошее. Кто знает, во что в итоге выльется этот образ? Иной рисунок ничуть не хуже художественной книги. Осознанно что-то впихнуть в мир Костяницы мне всё равно не удастся, можно даже не пытаться, отчасти я этому даже рад. Избавляет от искушения.

@музыка: Akiko Shikata - Umineko no Naku Koro ni

@темы: Nigredo Electrum

16:50 

попался.

клуб хаотиков
Моя проблема с Мормором заключается в том, что когда я стараюсь побольше о нём узнать и понять, я его описываю, а любое описание накладывает некоторые рамки - человеческие ограничения, за пределы которых я просто, как человек, не способен выйти. Я действительно его очеловечиваю и упрощаю, даже когда сознательно хочу этого избежать, и в этом моя главная слабость. Слабость всех людей - поэтому ему так легко на нас охотиться, поэтому он всегда будет выходить победителем. Мы не способны постичь и распознать чудовище, пока не столкнёмся к ним лицом к лицу. Когда уже будет поздно.
Он самая идеальная маска, какая только может быть, потому что за ней нет ни лица, ни даже жуткого рыла. Только бесчисленные личины, ведомые и слитые бесконечным чувством голода. Поэтому сколько не показывай мне, каким он может быть, я всегда буду видеть только нынешний образ, который больше говорит обо мне самом, чем о нём.
Чудовища могут быть добры? Конечно. Они могут быть какими угодно. Доброта - человеческое понятие.
В итоге я в роли наивного дурачка, пытающегося поймать руками дым, а он смеётся, смеётся, смеётся.

@темы: Nigredo Electrum

18:52 

Сон 5 - Кольцо

клуб хаотиков
Blood & Sand - Bardo

Чайник Болотных Богов - Часы

Он постучался ко мне ночью, еле слышным, отрывистым стуком - когда я открыла дверь, он едва стоял на ногах, опирался одной рукой о дверной косяк.
Был он бос, дорогой и сшитый на заказ костюм помят и оборван, светлые волосы всклокочены. Безумным взглядом оглядев меня, он шмыгнул носом и вытер его грязным рукавом, а потом спросил: "Это вы?"
"Мы, - осторожно говорю. - А что вам от нас надо?"
"Не-е-ет, - лихорадочно зашептал он, - это вы можете вернуть мою Ангелину? Мою семью?"
И суёт мне в руки фотокарточку. Несчастный безумец.
"Пройдёмте".
Я поплотнее запахнула полы вязаной кофты, закрыла за ним дверь. Зима, и жуткий сквозняк гуляет каждый раз, стоит открыть входные двери. Как он не простыл ещё, гуляя босиком и в этой рванине?
Вид его, сгорбившегося у стены, обхватившего себя руками, вызывал одновременно жалость и раздражение. Что он может мне дать, такой оборванец? Наверное, не один день скитался по улице, доводя свой наряд до такого состояния. И остекленевший взгляд - нет, клиент из него никакой.
Я не стала вести его в мансарду, а пошла на кухню. Налью камы или кофе, он выговорится и уйдёт - несчастным только того и надо, слушающее их горести существо рядом и тёплый напиток в руках.
Стулья у меня барные, высокие, пришлось его усаживать, взяв за руку, как маленького. Красивые мужские руки, и сам он красивый, хоть и выглядит чумазым и больным - наверное, Ангелине он нравился.
Пока грелся чайник, я рассматривала фотокарточку, забравшись на табурет. Он, только одетый с иголочки; молодая девушка в белом льняном платье простого кроя и маленькая девочка лет пяти.
"Моя дочка, Мария, - с непередаваемой гордостью в голосе объяснил он мне. - Ей четыре года."
"Замечательная, - вздыхаю, и одёргиваю подол юбки. - Так что случилось?"
Он не смог сразу рассказать - вроде бы уже набрал воздуха в грудь, собирался открыть рот, но вырвались одни сдавленные рыдания. "Ну ничего, ничего, - говорю, а сама огромную чашку с синей камой в руки сую, - выпейте для начала."
Он выпил. И вторую тоже выпил, а в третью я ему турмалинового ликёра налила, подарок прошлого клиента. Он мне тогда, даря его, сказал - смотри, не перелей, а то впадёшь в такую апатию, что с постели не встанешь, так и умрёшь в спокойствии и полнейшей нирване.
Но Филипп, так его звали, в нирвану не впал, но рыдать хотя бы перестал, и руки больше не тряслись. Эх, преувеличил клиент тогда про свой ликёр - пусть только попробует мне ещё раз им заплатить!
"Полгода назад, - наконец стал рассказывать Филипп, - я пришёл домой и нашёл свою жену и дочь мёртвыми. Их убили, зарезали ножом. Дочь прямо во сне, в постели, а Ангелину в спальне возле окна - она проснулась и хотела сбежать... Преступника не нашли".
"И что же вы теперь от меня хотите?"
"Вы можете их вернуть? Мне сказали, вы можете".
"В некотором роде - могу. Мне нужны тела".
"Нет! - он вскочил со стула, едва не опрокинув его, часть камы из кружки выплеснулась на пол. - Я видел подобных возвращенцев, это вовсе не те люди, а убогое, агрессивное подобие. Мне не нужны зомби в доме вместо семьи".
"Но это большее, на что вы можете рассчитывать, приходя ко мне - или к кому угодно другому из моих коллег. Мёртвых нельзя вернуть к жизни в том сымсле слова, под которым мы его понимаем. Тот, кто сказал вам иначе, врал или сам был во власти заблуждений".
Он помолчал, покраснел, взглянув на разлитую каму на полу, неловко вскарабкался обратно на стул.
"А вы... Можете узнать, кто убийца? Или хотя бы заставить его заплатить за это".
Я молчу. Он тоже молчит, сначала непонимающе, а потом спохватывается и начинает искать что-то в карманах сюртука.
"Вот! Оно старинное, прабабушки Ангелины. Она носила его, не снимая - думаю, она согласилась бы, что справедливо будет отдать его в качестве платы", - серо-стального цвета кольцо, массивное, с круглым красным камнем на остроконечном конце, но на маленькую, тонкую женскую руку. Мне оно пришлось впору на средней палец. Я подняла взгляд на Филиппа.
"А что будете делать вы после того, как я выполню свою работу?"
"Я? Не знаю, - он как-то нервно и неловко улыбнулся, - я об этом ещё не думал."
Он лгал, я это видела; он давно решил всё для себя и жил только из-за надежды на возвращение родных - или для мести. Надежды больше не было, а месть я уже пообещала. Много ли нужно времени, чтобы найти хорошую верёвку и тихий тёмный чердак с крепкой балкой под потолком?
"Я не буду ради вас никого убивать; я не палач. Вы согласны, чтобы виновный понёс соотвествующую кару, но не смерть?"
Он сцепил зубы, сглотнул, но голос остался ровным.
"Да, конечно. Делайте, что считаете нужным".
Я улыбнулась ему, спрыгнула со стула, расправила подол белой юбки: "Сейчас выпьем за хорошую сделку и начнём".
Две прозрачные рюмки васильковой настойки - тоже прозрачной, без запаха, на вид как обычная вода, а на вкус как жидкий азот, залпом, и запить остатками камы.
Через минут десять Филипп ожидаемо стал клевать носом, и я под руку потащила его в сторону спальни. Уже возле кровати он совсем не мог стоять, а я не удержала, и мы вместе рухнули на неё.
"Пр... Прстите... Я счс пйду". Убедившись, что он в полной отключке, я занялась поисками подходящей пустой банки для памяти - можно хоть в кружку, конечно, но ведь её потом хранить надо! Нужно с плотной крышкой и покрасивее.
Всё-таки про то, что турмалиновую настойку нельзя смешивать с другими спиртными напитками, бывший клиент не соврал. Отличный результат.
Филипп проспал до самого утра. За это время я отыскала в шкафу пузырёк из-под какого-то зелья, остатки вылила, а в него смела всё, что нашла в его горемычной безумной голове - воспоминания о его Ангелине, Марии, двух месяцах психушки после их убийства и нервном срыве, многочасовых скитаниях по пустым безмолвным улицам... и тех секундах злобного помутнения сознания, в приступе которого он их убил.
Кольцо с круглым красным псевдо-камнем - застывшей каплей крови древнего существа, а вовсе не минералом, - я спрятала в зеркальную шкатулку на замок. Очередная древняя и опасная побрякушка. Так уже бывало - бывший владелец хранит сокровище и никому о нём не рассказывает, а потом внезапно умирает, так и не проронив ни слова, а ничего не знающие дети и внуки носят красивую безделицу, передают из рук в руки, пока однажды не грянет гром. Чёрт бы побрал этих безмозглых колдунов с их секретами - никому ничего не говорят, а потом горы трупов их наследников!
"Доброе утро, - Филипп растерянно сидел на кровати, растирая висок. Я улыбнулась. - Кажется, мы вчера с тобой слегка перебрали, как считаешь? Я могу приготовить кофе, но тебе стоит поторопиться, а то опоздаешь на работу, а тебе ещё заходить домой за инструментом".
"Инструментом? - он нахмурился, сильнее сжал виски. - Да, кофе мне сейчас не помешает".
"Конечно. Ты же играешь джаз в баре на Свордо. Он открывается через три часа. Так что тебе лучше поторопиться. И переодеться бы не мешало, мы вчера хорошо погуляли".
Оглядев себя, он вдруг рассмеялся, всё ещё болезненно кривя уголок рта: "И вправду, я с утра как сам не свой. Сон плохой был, такая чушь снилась - про какую-то семью, убийство, ведьму, которая мёртвых поднимает... На тебя похожа была, кстати! Пожалуй, выпью твоего кофе и пойду. Заспался тут чересчур".
Когда он ушёл, я прямо с кружкой подошёл к большому зеркалу на стене: оно отразило меня таким - такой - какой он меня увидел. Рыжеватая, маленькая девушка с волосами до плеч, в мешковатой кофте крупной вязки, белой длинной юбке и такой же льняной блузе. Я вытащил из кармана кофты фотокарточку - с неё на меня смотрели красивый светловолосый мужчина лет тридцати пяти, девочка с такими же волосами, как у отца, и хрупкая, рыжеволосая женщина в льняном белом платье.
Фотокарточку я сложил пополам и примотал к пузырьку с воспоминаниями, поставил в шкаф к остальным - в конце концов, это просто очередной мой клиент.
Правда, он удивится, наверное, когда найдёт свой саксофон весь в пыли среди нежилой квартиры, где он не был почти полгода. Что ж, по крайней мере, его талант к музыке не пропадёт зря.
А чёртово проклятое кольцо я выкину, как только найду способ разбить каплю крови на его вершине. Правда, до этого пока далеко.

@музыка: Чайник Болотных Богов

@темы: Nigredo Electrum

08:14 

клуб хаотиков
Итог ночи: название Города - Костяница-на-Черне.­ Но не все ставят ударение именно так. Джудо вот говорит "Костянница" и её не всегда поправляют.
Флоке не ошибается никогда, но считает, что второй вариант был бы эстетичнее.
Черна, кстати, течёт недалеко от моего дома, минут десять неспешной ходьбы. Самая крупная речка; есть ещё Сварте, более узкая и быстрая, совсем в стороне, ближе к пригороду.
Про общее название - одно слово условно есть, яростно гуглил его с самого утра, ибо не представлял вообще, что это такое. Со вторым проблема. Казалось бы, с чего я вообще взял, что оно есть, но нет, два слова, хоть ты убейся.

@темы: Nigredo Electrum

12:15 

отрывки

клуб хаотиков
Перебрал с энергетическими напитками, не смог не только нормально выспаться, но и увидеть Город, хотя подходящий настрой имелся. Возбуждённый, лихорадочный разум просто не дал мне "уйти", постоянно выдёргивал на поверхность.

Увидел только руки вендиго с острыми (?) чёрными пальцами, будто в краске, осторожно сжимающими срезанный графитовый цветок. Кажется, он любит эти цветы - или просто считает, что они чем-то похожи на него.
Были и другие руки, длиннопалые и темнокожие, но с их владельцем не успел познакомиться. Кажется, просто клиент. Не знаю, что он у меня просил, зато помню крупную неметаллическую монету с отверстием в центре, с насечками.

P.S. А ещё была Белая в дурацкой широкополой шляпе, но в неизменном пончо, с жёлтой подводкой для глаз и такой же помадой на тон темнее.

@темы: Nigredo Electrum

20:06 

====

клуб хаотиков
В последнее время я томлюсь иным миром; он проникает в мои сны, парализует душу, делает мысли отрывистыми и рваными. Но он словно химера - важные вещи забываются при пробуждении, даже если я отчаянно стараюсь их запомнить; мысли ходят по кругу, в бессилии надеясь на озарение, но без новой информации оно невозможно. Город из Сна тянет меня - тянет и дразнит, не показывая многого, но и не давая о себе забыть ни на секунду. Признаюсь, это сладкая мука.
Были раньше в моей жизни вещи, о которых я никогда не говорил вслух. Не оформлял в слова, не произносил ни про себя, ни кому-то, ни здесь. Была такая странная и страшная тенденция - после произнесения слова переставали быть правдой. Иногда я пользовался этим фокусом ради своей выгоды, но в большинстве случаев молчал.
Да что там, наверняка такие вещи до сих пор есть. Но сейчас всё иначе - я чувствую, что от произнесённых слов Город только крепнет. И не только слов - предметов-артефактов в моей жизни всё больше, мне даже не нужно искать их.
Раньше это пробудило бы во мне тревогу и паранойю... сейчас лишь предвкушение и спокойствие.
Я перестал записывать Сны в виде рассказов и выкладывать сюда, но не потому, что не о чем писать - просто для придачи им литературной формы требуется лишнее усилие, которое на суть в итоге не влияет, а потому мне лень его прикладывать. А те, кто уловят суть в вольном рассказе простыми словами, у меня есть - пока мне этого достаточно.

@музыка: Nenis C'Alladhan - Sternblumennacht II [Starflowernight II]

@темы: Nigredo Electrum

08:28 

Сон 4 - Красная Роща

клуб хаотиков
Алина Орлова - Золотая лихорадка

Дорога Водана - Сны

Красная Роща. Я забрёл туда совершенно случайно, в одной из своих прогулок по Городу. Собственно, это роща деревьев (на вид - самых разных пород, ничем не примечательных: кедр, клён, берёза, ива, ольха, яблоня и прочие), которые пьют кровь и трупные жидкости. Я в этой роще порезал палец и приложил к листику, вытереть - а он обхватил палец и начал тянуть кровь. Видел, как она течёт по всем жилкам листочка и тот медленно краснеет. Весь. Скоро из зелёного он стал багровым, будто осенью.
А потом меня взял за руку Аист и увёл к себе в сторожку.
Аист - он тоже из Ордена, у него есть птичья маска (какой именно птицы, думаю, и так понятно), но он очень редко покидает Рощу. Ничем не примечательный мужчина неопределённого возраста - сначала ему лет тридцать дашь, а потом он начнёт что-то увлечённо рассказывать, глаза заблестят, и сразу мальчишка мальчишкой. Но и наоборот бывает. Он что-то вроде хранителя и защитника Рощи, причём как её, так и от неё. Время от времени кормит её (во время прогулки показал мне тут и там кости в траве - в основном животных, но был и человеческий череп), заботится ней. И вовремя уводит за ручку не в меру любопытных прохожих вроде меня.
- Не в меру любопытных и везучих прохожих - так как многие умудряются гулять там часами и спокойно уходить, так и не узнавая, что это за деревья, представляешь? Но стоит порезаться - а там это очень легко, листья жёсткие и острые, под ними прячутся тонкие твёрдые сучья, захочешь яблочко сорвать - обязательно поцарапаешься. А ещё там есть крыжовник и ежевика, тут уж невредимым точно не уйдёшь, если вдруг решишь попробовать ягод.
- Зачем людей уводить? Да потому что сами они ни в жизнь не уйдут, даже когда их заживо есть начнут. Деревьям всё равно, в сознании существо или нет, главное, чтоб не убегало. А оно не убежит. Будет смотреть зачарованно на краснеющие листья, этакое диво, а потом ляжет спокойно под деревце и продолжит пялиться, пока глаза не вытекут. Буквально.
- Как так получается - понятия не имею. То ли гипноз какой (то, что они разумные в некотором роде, можешь даже не сомневаться!), то ли листья яд или наркотик вырабатывают - но, правда в том, что самому уйти оттуда, дав крови дереву, уже невозможно. Сюда как-то забрёл один бедняга поздно вечером, уже после обхода, пробрался через забор, уж не знаю, на кой чёрт его сюда понесло - яблок хотел набрать, что ли? - но нашёл я его только утром. Там уже сквозь грудную клетку позвоночник видно было, нечего спасать. Я его так и оставил - по правилам, конечно, полагается забрать останки и упокоить, на какой в этом толк, чёрт возьми?! Он от того живее не станет... Это во-о-он у той яблони произошло. Зато, какие яблоки потом были - чудо, никогда таких не пробовал, сладкие, как мёд. Ты, кстати, яблочко не хочешь? Давай к чаю наберём. Только нет, не срывай, я сам, у меня перчатки есть. А то снова оцарапаешься.
Тут ещё груша и вишня есть, но они далеко, на другом краю Рощи, да и не удались в этом году что-то... лучше кормить надо было, лентяй.
- Я редко в Город выхожу. У меня тут всё есть, раз в две недели привозят свежие продукты и другие вещи, какие попрошу. Я ведь работаю за крышу и за еду, ты знаешь? Пришёл в Орден никем. Голь перекатная, даже ботинок не было. А теперь есть всё, что нужно и ещё чего только захочется. Чего только не просил, всегда привозили, даже не спрашивали. Я поначалу барствовал, проверял, сколько мне положено, какие границы отведены для моих хотелок - стыдно даже вспомнить, какими дикими просьбами я носильщиков изводил. А потом перегорело - я ведь сам человек по натуре простой, нетребовательный, к излишне роскошной жизни не привык, так что эта игра мне вскоре надоело. Тем более что теперь знаю - у меня правда есть всё, что только мне захочется, но пока оно не нужно, зачем просить?
- Нет, и не было у меня ни семьи, ни друзей. Были когда-то, конечно, как у всех, но это в прошлой жизни. Не хочу о ней вспоминать.
Здесь ведь очень красиво. И когда Роща спит, как сейчас, и когда питается. В последнем случае особенно. Всё становится алым, багровым, оранжевым, жёлтым - как осенью! Буквально за минуты! А ещё сразу видно, что они не только живые, но ещё и разумные. Они благодарят меня, ты знаешь? Сидишь вот на крыльце, любуешься, и тихо так в голове, будто чужим голосом: «Спасибо тебе". Жутко немного поначалу, но потом привыкаешь. Они ведь не злые совсем, просто это другие существа, совсем не такие, как мы - и куда более древние. Я о них много читал, могу книгу потом дать. Эта Роща - она здесь до Города ещё была. И после него тоже будет.
- Тут, кроме деревьев, в центре Рощи есть поляна. И там растут графитовые цветы. Но они не живые в привычном нам понимании... Им не нужно питаться. Правда, ночевать на той поляне я бы не стал - они впитывают жизненную энергию и эмоции, как губка, если спишь с ними рядом. Не смертельно, но потом пару дней ходишь, как зомби. Да и просто долго находиться тоже небезопасно - мне кажется, они тоже умеют навевать транс или сильную сонливость, но я не уверен. Вдруг это я всё-таки сам уснул... Всё хочу проверить, да как-то то некогда, то неохота. В любом случае, долго там тоже не гуляй. Мало ли.
Ну как, понравились яблоки? Я из них варенье делаю. На вот баночку, у меня много.
Ты извини, что в дом не приглашаю, а чаем на пороге пою - дела меня. Думаю, ты понимаешь, какие. Голодные они... Так что - ты заходи как-нибудь обязательно. В другое время. Я очень рад буду, у меня редко стоящие гости бывают. Иногда только знакомые из Ордена заходят да такие вот прохожие вроде тебя - но прохожие, они тоже разные бывают, сразу же и не понятно, хороший человек или дрянь какая. Ты вроде хороший. Приходи ещё. Только, в следующий раз, принеси с собой склянку с кровью, а лучше какую-нибудь мёртвую пташку или мышь - положишь под дерево, так и подружитесь. И они уже не будут специально тебя заманивать, даже если случайно порежешься.
Ну, иди. И варенье не забудь!

@музыка: Алина Орлова - Лихорадка

@темы: Nigredo Electrum

05:08 

Если услышишь ночью скрежет...

клуб хаотиков
Steampunk opera - Overture

The Cure - Lullaby


- Если услышишь ночью скрежет, или жужжание, или вообще любой подозрительный звук из-под двери – буди меня немедленно. Значит, Они лезут.
Я не стал уточнять, кто. И дураку ясно. Мы сидели в маленькой узкой комнате вытянутой формы, в которой были только две кровати и большое окно. Дверь находилась напротив окна в неглубокой нише, что-то вроде мини-коридора. Свет закатного солнца до него не доставал и я смотрел на коридорчек с плохо скрываемым ужасом. Мой сосед это заметил.
- Они не каждую ночь приходят. Иногда месяцами спокойно бывает.
Он передёргивал, мы оба это знали – так если и было, то очень-очень давно. Не сейчас. Сейчас Они приходили регулярно.
На улице в толпе легко можно было вычислить Их жертв – люди без руки или ноги, иногда без частей лица. Если после встречи с Ними ты лишился только указательного пальца – считай, повезло.
Мой сосед – волшебник. Правда, не очень хороший, как он сам признался. Любитель-самоучка. Но это хоть что-то, я ничего не умею.
- Итак, запираемся, - он щёлкнул замком и подоткнул плед в щель под дверью. Это не было похоже на охуенно сильную магию, но я промолчал. Жил же он как-то до этого момента и, в отличие от многих, цел.
Я не мог уснуть. Лежал, пялясь открытыми глазами в пространство, напряжённо прислушиваясь. Мне всё время чудился шум за дверью – тихий-тихий, на грани слышимости. Я боялся. Я боялся уснуть – а вдруг я во сне не услышу Их, а когда проснусь, будет уже поздно? А вдруг я проснусь утром, а от моего соседа уже ничего не останется? Говорят, так бывает, что Они выбирают кого-то одного, не трогая других. Или я сам проснусь без…
- Прекрати трястись, - сердитый шёпот заставил меня подскочить. Сосед, сверкая в темноте ярко-жёлтыми, как у кошки, глазами, склонился надо мной. – От тебя ничего не зависит. Ты никому не поможешь своей бессонницей. А мне, знаешь ли, мешаешь. У тебя слишком громкие мысли.
Я хотел сказать ему, объяснить, но было очень стыдно. Ну, правда, взрослый же человек.
Он вздохнул и положил мне руку на глаза.
- Спи.
Мир для меня исчез – для следующего утра.

- А что ты будешь делать, если Они… полезут?
Я очень долго собирался с мужеством, чтобы задать этот вопрос. Сосед взъерошил короткие чёрные волосы, и без того торчавшие как придётся – выглядел он неуверенно.
- Не знаю. Колдовать буду. Но если Они сквозь дверь пролезут, делать уже что-то бесполезно. Только уворачиваться.
- А чем-нибудь можно отмахнуться от Них?
Он посмотрел, как на идиота:
- Они проходят сквозь вещи. Любые. Для них нет другой преграды, кроме магии, - помолчав немного, он продолжил. – Говорят, Они через людей так же проходят. А потом то, через что они прошли, исчезает. Но только органика – все вещи остаётся на месте, а вот люди, животные… Они стирают живую материю, как ластик. Мне кажется, у Них нет разума – как его нет у шаровой молнии. Хотя многие почитают Их за новых Богов – видимо, верят, что это как-то их спасёт.
За всё наше знакомство это была самая длинная его речь. Мой сосед не отличался ни разговорчивостью, ни дружелюбием.
- Говорят, Они красивые, - совсем тихо добавил он. – Те, кто их видел, говорили, что Они правда очень красивые.
- Как молния?
- Да. Даже красивее.
Это был жуткий разговор – взгляд соседа тоже был жутким, каким-то застывшим и внеземным, будто он уже видел Их перед собой и восхищался, как восхищался бы приговорённый сверкающим лезвием гильотины. Противоестественно. Я нерешительно тронул его за плечо.
Жёлтые глаза, равнодушные и отрешённые, могли бы принадлежать Богу.

В одну из ночей у моего соседа развалилась кровать.
Даже не развалилась, а словно бы рассыпалась на составные части, некоторые доски превратились в опилки. Мы растерянно смотрели на останки преждевременно почившей кровати.
- Ты на ней колдовал, что ли? – наконец, осторожно спросил я.
Он вздохнул.
- Нет. Но я колдовал над дверью, она рядом. Хотя… ну, такое бывает, - с сомнением в голосе закончил он.
- Мы можем спать на одной кровати. Она большая… Тебе всё равно больше негде спать.
Сосед хмыкнул.
- Очень щедро с твоей стороны. Да, деваться всё равно некуда.

В эту ночь мне снова не спалось, но я старался не думать о страшном, чтобы не разбудить соседа, сопевшего на правой половине подушки. Стыдно будет, если ему снова придётся меня усыплять.
Из-за двери донеслось тихое шуршание. Я похолодел.
- Эй… Эй, Козмотис! – шёпотом, тряся соседа за плечо. Он проснулся сразу, сощурил жёлтые глаза на моё бледное лицо и моментально развернулся к двери.
- Началось, - у него был хриплый голос, то ли со сна, то ли от волнения.
За дверью всё ещё шуршали. И жужжали. Довольно тихий звук, ненавязчивый и совсем не тревожный, если отбросить его смысл.
А потом Они прошли сквозь дверь.
Точнее, в щель под дверью, сквозь заткнутый плед. Медленно и неохотно, будто сквозь кисель. Но – прошли.
Их было не более дюжины, и Они правда были красивы. Пульсирующие белые точки – каждая не больше горошины, Они были похожи на живой жемчуг. Живой и дышащий, переливающийся.
Мы прижались к стенам – сосед успел от меня отпрыгнуть к противоположной и теперь стоял, вжавшись в неё и часто дыша носом.
Они разлетелись по всей комнате – абсолютно хаотично и бессистемно. Может, Они и правда не были разумными, не охотились. Их движения не были быстрыми, что оставляло некую надежду на то, что мы выйдем отсюда целиком, а не по кускам.
Стоять у стены вечно было невозможно – приходилось, пригнувшись, крадучись передвигаться по комнате. Выйти через дверь, запертую магией, было невозможно – как и через окно.
- Открой форточку – сосед кивнул на окно, а сам зигзагами подошёл к двери и стал вытаскивать плед.
Ну, да. Может, от сквозняка Они быстрее улетят…
Трудно было уследить за всеми – приходилось двигаться очень медленно и наверняка. От мысли, что один из Них может пройти мне сквозь спину или затылок, подкашивались ноги. И я этого даже не увижу, пока не появится дыра.
Они стирают живую материю. Как ластик. Стереть половину черепа – не проблема.
Я уже добрался до окна. Теперь нужно только выпрямиться и вытянуть руку. Взяться за ручку. Повернуть…
Сразу две жемчужины плыли в мою сторону. Я пригнул голову, уворачиваясь от одной, а вторая вдруг изменила траекторию и полетела вправо и вверх.
И прошла прямо сквозь предплечье той руки, что я держался за окно.
Довершал движение я уже на автомате – повернул ручку, открыл форточку, отступил в сторону, снова прижавшись к стене. Никакой боли не было, вообще никаких ощущений – ни на момент прикосновения, ни сейчас. Пульсирующие точки неторопливо поплыли к открытому окну – не все сразу, но большая часть.
Я задрал рукав. Не знаю, что ожидал увидеть – голую кость? Пустое место и часть руки, висящую в воздухе? Отваливающиеся лоскуты кожи и мышц? Но ничего не было. Рука как рука. Может, оно не сразу?
- Козмотис, - жалобно позвал я. – Оно прошло сквозь руку. Я сам видел. И ничего…
- Так тоже бывает, - ответил он глухо.
Я обернулся к нему и застыл.
Козмотис стоял, привалившись к стене и зажимая рукой левый глаз. Точнее то, что от него осталось – кровавую дыру сквозь голову. Когда он опустил руку, мне показалось, что в дырку я вижу измазанные кровью обои.
- Так тоже бывает, -добавил он мягко, пробуя улыбнуться. Улыбка вышла кривой, изо рта по губам тоже стекала кровь. – Я же говорил, что хреновый колдун.
- Да,- ответил я еле слышно. – Неважный.

@темы: Nigredo Electrum

14:18 

Подпространство.

клуб хаотиков
Возвращаясь самолётом домой, я вижу драконов.
Над облаками есть ещё облака, над которыми уже нет ничего. Но это днём или ночью. А рассвет или закат - особое время суток. Переходное. Время, когда меж облаков-над-облаками летают драконы.
Они огромны. Одна морда больше, чем весь самолёт, а есть ещё длинная шея, сильные лапы и зубчатый хвост. Но я не вижу ни хвоста, ни лап, только часть крыла и торчащие, отливающие огнём/солнцем клыки.
Они никогда не смотрят на пролетающий мимо самолёт.
Иногда я хочу, чтобы этот одушевлённый сгусток света обратил на нас своё внимание...

И это было бы страшно. Это была бы смерть в пожаре. Это была бы куча обгорелых трупов и покорёженных кусков металла.
Это была бы райская боль.
Это была бы адская красота.
Дракон вовсе не дышит пламенем. Зачем? Ему хватает взгляда.


...но он не обращает, так же, как и остальные пассажиры - на него.
Возможно, мы кажемся им призраками. Мы видим сгусток света, они видят слабую тень.
И то, и другое - нематериально. Иллюзия. Мираж. Прихотливая фантазия. Зачем на это смотреть? Только со скуки.
А драконы, в отличии от людей, не умеют скучать.

Вы никогда не увидите дракона с земли.
Взгляд дракона никогда не достигнет тверди.

А если это всё-таки случается - то лес пылает, вспыхивает, как коробок спичек, и если вовремя не разжать пальцы, можно обжечься до волдырей.

Вы никогда не увидите дракона, если ищите его.
Дракон никогда не ищет вас, но он всегда рядом.
Там.
Высоко.
В закате или рассвете.
Между облаков-над-облаками.

@темы: Nigredo Electrum

14:40 

Сон-3

клуб хаотиков
Средневековая музыка — Пир во время чумы


В этом городе я могу читать книги пальцами, но не могу читать вывески глазами. Совершенно непохожие друг на друга знаки. Нет, это не разный алфавит, просто для непомерно длинных названий улиц, магазинов и просто указателей используют стенографию; применять её в книгах считается дурным вкусом.
Здесь очень много книжных магазинов, но всего одна библиотека - Центральная. Она не находится в центре. Она расположена в подворотне, в которую никогда не забредёшь случайно, но даже если забредёшь, никогда просто так не попадёшь внутрь - нужно приглашение того, кто здесь был раньше.
Меня привела туда Птица.
Центральная библиотека мало похожа на остальные дома - одиноко стоящая башня в три этажа с жестяным флюгером на черепичной крыше. Маяк посреди каменного океана. Без двери; вход находится в соседнем, поодаль стоящем доме, и львиная доля всей библиотеки располагается под землёй, а не в самой башенке. Но именно в ней самые интересные и ценные книги.
Центр башни пуст - широкая винтовая лестница из металла уходит вверх, так же по спирали расположены полки. Нет ни скамеек, ни столов, только лестница и горы книг, спиралью уходящие вверх. Если хочется остановиться и почитать заинтересовавшую книгу, можно просто усесться на ступени с ней. Книги пронумерованы, счёт идёт от крыши и до земли.
Всё это неудобно, странно, но прекрасно. И цветные витражи в узких окнах башни почти не пропускают свет, но других окон для этого места нельзя и помыслить.
Впрочем, свет и не особенно нужен - я читаю книги пальцами, как давно привык; сидящая на три ступеньки ниже меня Птица тоже. В этом городе на книги не принято смотреть, хотя многие из них достойны восхищённого взора.
На Птице длинное чёрное пальто с капюшоном и тяжёлые ботинки. А ещё маска из птичьего черепа, которую она сняла и положила рядом с собой на ступеньку. Она выглядит тяжелее, чем есть на самом деле - в моих руках гладкая кость показалась совсем невесомой. К маске приделаны кожаные ремни, застёгивающиеся на затылке.
Птица - это не имя. И не прозвище. Птицами называют всех адептов Ордена - из-за этих масок, конечно же. Она никогда не говорила, как её зовут, а я не спрашивал, всегда называя её просто Птицей. В конце концов, других знакомых из Ордена у меня не было - спутать не с кем. В ответ у меня тоже не интересовались именем - даже не знаю, как поступил бы, спроси она его. Сказал бы первое, что пришло в голову? Или честно ответил "не знаю"?
Иногда мне кажется, что она не спросила именно потому, что предвидела такой ответ. Нет смысла интересоваться тем, чего человек точно не знает. Иногда меня мучает любопытство - а каким/какой она меня видит? И видит ли вообще что-то определённое? Но её глаза, блестящие из-под костяной маски, непроницаемы, лицо всегда спокойно, даже когда она смотрит прямо на меня - и я не спрашиваю.
Птица высокая, худая, с короткой ассиметричной стрижкой и тёмными волосами. У каждого адепта свой череп-маска, не похожий на другие. У её маски прямой, плавно сужающийся к концу клюв, как у вороны. Только очень, чрезвычайно крупной вороны. Наша первая встреча с ней тоже стёрлась из памяти - в момент, когда мы столкнулись в книжном магазине, мы уже были знакомы; но не настолько, чтобы вместе пить кофе. В каком-то странном припадке великодушия я уступил Птице последний экземпляр "Танатологических заметок", за что немедля был приглашён в ближайшее кафе на рюмку мятного ликёра.
Это знакомство длилось уже три или четыре месяца, когда она поинтересовалась, а был ли я в Центральной библиотеке.
Нет. Даже не слышал о ней.
Меня привели туда за руку, в буквальном смысле. Иначе я бы просто её не увидел. Теперь мне не нужен провожатый и львиную долю времени я провожу в этой башне, сидя на металлических ступеньках - из библиотеки нельзя выносить книги. Часто Птица составляет мне компанию - мы никогда больше не приходили туда вместе одновременно и уходим всегда в разное время, но киваем друг другу при встрече, а встречаемся мы каждый раз, когда там появляемся.
Я знаю, многие несведущие считают, что люди моей профессии и адепты Ордена - это одно и то же. Нет. Совсем нет. Я не умею видеть, как видит Птица - она не сможет поднять мёртвого, как могу я. Я "специалист широкого профиля", она больше склонна к медицинскому аспекту.
В этом городе за воровство прилюдно вешают на площади. За убийство - тоже вешают, а тело потом продают любому, кто захочет купить, кроме родственников.
Именно Орден скупает большую часть тел казнённых за убийство. Об этом рассказала мне сама Птица, хотя я и раньше догадывался. Остальных покупают такие, как я, в качестве расходного материала. Пару раз и мне приходилось.
Я не люблю покупать трупы. От казнённых куда больше проблем, чем от любого другого мертвеца - даже не знаю, почему так получается. Это одна из тех вещей, которую можно понять только на практике.
А практики у меня много.

@темы: Nigredo Electrum

12:03 

Сон-2

клуб хаотиков
Сон-1

The 69 Eyes - Sister Of Charity

Представьте город, величиною с небольшую страну. Песочных оттенков дома становятся всё выше ближе к центру - за счёт более высоких потолков, а не дополнительных этажей.
В этом городе нет автомобилей - и город не знает, зачем нужно делить улицы на тротуар и дорогу, зато есть лодки и баржи, есть дирижабли, есть парусники и воздушные шары. В нём больше камня и кирпича, чем растений, а растений больше, чем животных.
Где-то там, на другом конце, за башней, есть море. Не знаю, был ли там - если был, то когда, если нет - откуда я его помню? Иногда, после особо сильного урагана, ветер приносит мне его солёный запах.
Здесь не бывает умеренных дождей и ветров - только редкий и сильный ливень, затопляющий дома до второго этажа, только мощный ураган, бьющий окна. Но ни разу я не видел в городе снега - хотя иногда скучаю по нему. Его и не бывает здесь, это очевидное знание, прозрачная, как стекло, уверенность в нём - даже слова "снег" не существует. Но я знаю о нём и помню. Жил ли я там, где его было много, снился ли он или сам придумался - это не важно. Всё равно скучаю.
Люди города суеверны - они не помнят своего прошлого и не считают нужным его запоминать. Порядки меняются, но остаётся привычка, а бессмысленная уже привычка превращается в суеверие, если нет памяти об изначальной причине. Молчание на улицах - лишь тень давно отменённого комендантского часа, но кого волнует, что было изначально? И было ли.
Горожане никогда не платят такому, как я, деньгами. Нет, это не противозаконно - это такое же табу, как уличные разговоры, но куда более актуальное и обоснованное. Деньги обесценивают мою работу. Сводят на нет. Нельзя ничего просить у клиента самому. Каждый сам решает, во сколько оценивается его проблема - и продешевить в этом не менее опасно, чем согласиться на предложенную мною цену; неудачливый мальчик-сновидец наглядное доказательство.
Сделал ли я это специально? Отчасти - назойливость должна быть наказана. Но такого эффекта точно не ожидал.
Иначе бы непременно переоделся.
В моей квартире нет горячей воды - это редкая роскошь для города, нет дверей между комнатами. Зато в углу стоит набор для посмертного макияжа и анатомические атласы. Я люблю книги - здесь их все читают пальцами, независимо от остроты зрения; только такие атласы являются исключение из правил, за что их и купил. Я люблю бесцельно ходить по городу в любое время суток, находя новые улочки, кафе и магазины, и после забывая, как до них дойти снова.
Я всё ещё не могу запомнить, как меня здесь называют. Кажется, все по-разному.
Тяготит ли меня это? Едва ли. Безымянность - мой личный выбор. Нужно избавиться от всего, если хочешь просто быть собой - эта цена ничем не отличается от бутылки ликёра, проклятых украшений или заспиртованной змеи.
Чем я тогда отличаюсь от своих клиентов? Я не сожалею о своём выборе и не оплакиваю то, что пришлось отдать.
Хотя бы, потому что не помню, когда и почему это сделал.

@музыка: The 69 Eyes - Sister Of Charity

@темы: Nigredo Electrum

19:39 

Сон.

клуб хаотиков
Crematory - The fallen

ASP - Welcome

В моей квартире нет мебели, кроме очень низкой кровати из тяжёлого тёмного дерева и пары шкафов. Кровать совсем небольшая - но тяжесть такова, что я не могу её сдвинуть даже на миллиметр.
В моей квартире над каждым проёмом висят черепа животных. Крупного рогатого скота, мелких хищников, грызунов и птиц.
Моя квартира занимает весь верхний этаж. Но окна - без ставен или штор - выходят только на одну сторону. На широкую, но почти всегда пустынную улицу - там редко можно увидеть больше одного прохожего за раз.
Из комнаты, где я сплю, через стеклянную дверь от пола до потолка, можно выйти на крытую террасу. Плиточный пол немного наклонен влево, чёрно-белые плитки выложены в шахматном порядке и подогнаны друг к другу так плотно, что шов можно увидеть только зрительно. Кроме крыши и хлипких металлических заграждений на террасе ничего нет. Но именно там я принимаю клиентов.
Нет мебели, нет полок на стенах - вещи свалены прямо на полу, иногда посреди комнаты, либо висят на гвоздях, вбитых в стену. В шкафах полок тоже нет - те же гвозди.
Я не знаю, как меня зовут. Я не знаю, как выгляжу, какого я пола, сколько мне лет. Знаю только, что невысокий и худощавый, со светлой кожей и рыжеватыми волосами. По моему голосу невозможно определить пол, а клиенты обращаются ко мне каждый раз по-разному - но я даже не запоминаю, как.
У меня очень плохое зрение, но очков я не ношу - кажется, это здесь не принято. Зато очень хорошо осязаю и чую - а книги читаю только пальцами, как слепые читают по шрифту Брайля.
Я всегда хожу босиком - мне нравится и шахматная плитка под ногами, и паркет в комнатах, и булыжные мостовые на улице.
Иногда мои руки унизаны кольцами и браслетами - иногда ничем. Но ни по украшениям, ни одежде - почти всегда это штаны прямого кроя и что-то вроде рубашки - нельзя понять, кто я.
Я левша. Ногти на левой руке гораздо длиннее, чем на правой - знаю, что не просто так, но не знаю, для чего именно.
Дом большой, трёхэтажный, я знаю о наличии у себя многочисленных соседей, но никогда не видел, чтобы в него заходил кто-то, кроме меня и клиентов - хотя внизу полно вывесок. Среди них есть и моя - с крупными зелёными буквами на чёрном фоне.
Я не могу прочитать здесь ни одной надписи - не по причине плохого зрения, а потому что не знаю местного алфавита. Буквы все острые, ломанные, похожи скорее на скандинавские руны. И везде, на любой вывеске или указателе, в конце слова (предложения?) ставится один и тот же знак - пустой кружочек. Единственный округлый символ. Я почему-то думаю, что это аналог обычной точки. Всего различных символов лишь восемнадцать - но я точно знаю, что именно буквы, а не иероглифы. Но прочесть всё равно не могу.
В этом городе нет домов выше третьего этажа. Самое высокое строение - башня вдалеке, силуэтом похожая на Останкинскую. Её можно увидеть отовсюду, бледно-серую из-за огромного расстояния - это заставляет осознать, насколько велик этот город.
В нём нет машин. Нет высоковольтных проводов, нет антенн на крышах, нет кондиционеров на окнах - зато есть красивые деревянные ставни, которые иногда красят в разные цвета.
В городе всего одна река, но много мостов - тоже из дерева, одинакового типа, в виде одной, довольно крутой арки, у нас их называют горбатыми мостами. Какие-то богато украшены резьбой, какие-то попроще, из разной древесины.
В этом городе нет холодных цветов - здания тёплых песочных и кремовых оттенков, иногда попадаются кирпично-красные и чёрного гранита. И нигде, никакой штукатурки - только камень.
В этом городе на улицах прохожие не разговаривают. В этом городе нет такого понятия, как "не жилое" здание - все лавки и офисы располагаются на первых этажах, соседствуя с обычными квартирами.
Здесь есть кофе, и есть напиток, похожий по цвету на зелёный чай, но на вкус как крепкий чёрный. Здесь нет алкоголя, слабее 50-ти градусов - и его никогда ни с чем не смешивают (плохая новость для любителей алкогольных коктейлей, правда?).
В этом городе - а может, и мире - нет такого понятия, как "совершеннолетие". Спиртное продадут даже пятилетнему ребёнку, но этого же ребёнка могут вздёрнуть на площади за кражу особо ценного имущества. Никаких поблажек - этот город никого не жалеет и никому не сочувствует.
Здесь нет электричества - знаю лишь, что есть какой-то незнакомый мне аналог, на котором работает большинство механизмов. В том числе, мой кипятильник, которым я подогреваю себе воду в кружке - на нём нет кнопок или проводов, но он исправно греет мне воду для странного местного чая.
В этом городе часто бывают ураганы - жуткие, которые срывают с окон ставни и вывески, черепицу с крыш и разбивают уличные фонари. Дожди - а скорее, мощные ливни, - редки, но затопляют иногда дома до второго этажа.
В сутках этого мира 27 часов, а год длится всего 242 дня. Я никогда не видел здесь ночи или смены времён года - всегда одинаково пасмурное небо, серая пелена, когда непонятно даже, где именно находится солнце и точно время суток - утро, день, вечер? Ровный свет. Ниоткуда.
В этом городе не знают кладбищ - из-за таких, как я. Тела сжигают, прах высыпают в реку, реже - развеивают по ветру.
Иначе всегда есть риск, что до вашего тела доберётся такой, как я - и поднимет его.

Мои клиенты, которых я принимаю в своей квартире, на наклонной продуваемой террасе, скрестив ноги на шахматном полу - мои клиенты никогда не платят мне деньгами. Запрещено ли таким, как я, платить деньги или они просто боятся чего-то? А если второе, не суеверия ли? Так или иначе, мне платят чем угодно - драгоценностями, едой, одеждой, напитками и другими вещами. Иногда я оставляю их себе - иногда продаю. Но чаще продаю, потому что нахожу большинство даров ужасно безвкусными или бесполезными. Только однажды мне заплатили красивой бутылкой дорогого алкоголя, из толстого синего стекла. Напиток был чрезвычайно крепкий, но сладкий и тягучий, цвета лакрицы. Я до сих пор не выпил его до конца.
Платили и краденым - один заморский расхититель могил заплатил мне тяжёлым золотым перстнем с красным камнем. Я оставил себе безделушку - не потому что незаконно или понравилось, а из-за проклятия. У вора полностью почернела кисть руки, которой он снимал драгоценности с трупа, а его напарника, по его словам, убило при вскрытии склепа почти мгновенно. "Но меня это не остановило, вы понимаете, у меня рискованная профессия, иногда везёт, иногда - нет. Этому парню просто не повезло ещё больше, чем мне", - с усмешкой демонстрирует мне чёрную, неживую руку. "Понимаю, мессир", - отвечаю я. В этом городе (мире?) ко всем мужчинам обращаются "мессир". Как вежливо обратиться к женщине, я не знаю - или не помню.
Вора я вылечил - скорее из профессионального любопытства, поэтому же оставил перстень себе, хотя именно тогда мне совсем нечего было есть.
Вообще, я - вежливая, но очень равнодушная и изворотливая сволочь. Всегда беру плату вперёд и предупреждаю, что это не является гарантией 100% успешного результата, о чём бы меня ни просили. Но это ни разу никого даже не смутило, хотя уже двое моих клиентов умерли - одна женщина, неприятная толстуха с визгливым громким голосом, которая полтора часа мыла мне мозги на тему "ужасного, кошмарного родового проклятия". Все её родственники умирали в одном и том же возрасте - хотя до него ей было ещё далеко, она хотела "обезопасить себя заранее". В итоге только приблизила свою смерть на добрых двадцать лет. Никогда не знаешь, что получится в итоге, когда берёшься снимать чужую работу, да ещё выполненную так давно. Досады моей не было границ - я понятия не имел, как мне теперь выволакивать этот сто килограммовый труп из своей квартиры - пришлось поднимать и отправлять топиться в речку своим ходом.
О втором случае с летальным исходом я помню немного - кажется, это был слегка помешанный на иных мирах молодой сновидец. Снов ему было мало - хотя хорошим сновидцам ничего иного и не нужно, в своей стихии они больше, чем Боги. Он ходил ко мне на протяжении почти полугода почти каждый день - умолял, угрожал, обещал закопать в землю живьём и быть рабом навеки. Скудная фантазия у мальчика, ничего не скажешь. Однажды он мне просто так надоел, что я согласился провести его дальше сновидений за... обед в дорогом кафетерии на соседней улице. Цены там всегда кусались, а готовили восхитительно. Я помню, что заказал мороженое с карамелью и орехами, мятный ликёр и огромную кружку кофе - но совсем не помню ни лица, не имени мальчишки, который от возбуждения едва не подпрыгивал на стуле напротив. Как открыл ему Дверь, и что случилось с ним потом, что именно пошло не так - тоже не помню, зато труп и струйки крови, стекающие по наклонному шахматному полу вниз, кровавые брызги на лице и одежде забыть сложнее. Меня это сильно расстроило - я был тогда в белых штанах, которые так и не отстирались от крови идиота.
Но это всё скорее исключения из рутинной, в общем-то, работы. Приходят клиенты, приносят вещи, которые я потом продаю, просят оживить горячо любимого родственника или сохранить молодость на всю жизнь - бесполезно объяснять, что я не оживляю людей, а поднимаю трупы, и что жизнь вечно молодою будет очень и очень короткой или наполнена сводящими с ума ночными кошмарами, потому что платить за такое нужно не только мне и совсем не шкатулкой с драгоценными камнями. Людям, которые приходят ко мне, уже всё равно - иначе их не было бы здесь, другие и не приходят. И я поднимаю хорошо набальзамированного, но довольно неадекватного и агрессивного дедушку - которого впоследствии приходится держать на цепи, потому что он бросается на любящих внуков; рыча, связываю клиентку с существом по ту сторону Двери - оно правда не даёт её телу состариться, но каждую минуту сна гложет её психику и душу, медленно, но верно, загоняя в сумасшедший дом или на тот свет. Зато очень красивой и молодой.
Но ничто из этого не объясняет мне, кто я. Как именно называется моя профессия здесь, почему нельзя платить мне деньгами, как меня зовут, сколько мне лет, какого я пола. Я просто просыпаюсь на своей низкой кровати, уже одетый, а в дверь стучит очередной клиент...

@музыка: Eisbrecher - Die Hölle Muss Warten

@темы: Nigredo Electrum

Blackwood's

главная